Шерстнев Е.Е. К вопросу о стратегии императора Отона (15 января – 16 апреля 69 г. н. э.) // Antiquitas Iuventae: Сб. науч. тр. студентов и аспирантов / Под ред. Е.В. Смыкова, А.В. Мосолкина. Саратов: Научная книга, 2005. С. 103 - 112.

Еще в начале двадцатого века Э. Гримм выразил суждение о том, что гражданская война 68–69 гг. не имела специфического военного характера1. Это мнение достаточно спорно, и если сосредоточить внимание на военно-стратегических действиях сторон, то данный период представляет собой интересную тему для изучения.
В апреле 69 г. император Марк Сальвий Отон проиграл войну претенденту на этот титул Авлу Вителлию, причем в ходе этой войны территория северной Италии стала ареной для выяснения отношений между преторианской гвардией и рейнскими легионами. Борьба Отона и Вителлия слабо изучена в отечественной науке. Труды по истории древнего Рима В.С. Сергеева, Н.А. Машкина, С.И. Ковалева дают о ней только предельно общую информацию2, в специальных работах А.Г. Бокщанина3 и В.А. Гольденберга4 освещается ход военных столкновений оппонентов, но критическая оценка и разбор последствий этих действий отсутствует. В целом, изучение военных событий гражданской войны 68–69 гг. не получило развития в отечественной историографии. Поэтому основная цель данной работы состоит в том, чтобы провести анализ стратегической и тактической деятельности императора Отона и его полководцев против армий Авла Вителлия.
После свержения Нерона в июне 68 г. главой Римской империи стал Сервий Сульпиций Гальба5, но из-за противоречивости внутренней политики он вызвал неприязнь почти у всех сословий государства; недовольство новым принцепсом открыто выражала и армия6. 15 января 69 г. преторианская гвардия произвела в Риме переворот, Гальба был устранен, и на престол взошел Марк Сальвий Отон, один из его приближенных, который посредством интриг и подкупа солдат захватил власть в государстве7. Но ситуация осложнялась тем, что первого янва-

- 104 -

ря 69 г. солдаты рейнской армии отказались давать ежегодную присягу на верность императору и потребовали смены Гальбы, предоставив выбор сенату и преторианской гвардии. После начавшегося возмущения они изменили свое мнение и пожелали, чтобы принцепсом стал консульский легат в Нижней Германии Авл Вителлий8. Это возведение нужно было осуществить, для чего необходимо было предпринять поход в Италию, чтобы сенат подтвердил этот выбор.
3 января 69 г. Нижнегерманские легионы объявили Вителлия императором, через четыре дня и Верхнегерманская армия примкнула к выступлению против Гальбы (Tac. Hist. I.57). Белгика, Лугдунская Галлия и Британия заявили о своей поддержке новоизбранного принцепса. Теперь, когда опасность со стороны британских легионов исключалась, Вителлий и его окружение решили начать войну (ibid. I.61). Понимая, что мирный диалог с Гальбой не приведет к успеху и император выберет вооруженное сопротивление, они в короткие сроки разработали план кампании. Вителлий, совершенно не разбираясь в военном деле, в этом отношении полностью зависел от Алиена Цецины и Фабия Валента, своих приближенных, которые обладали большой популярностью у солдат, и во многом благодаря им он был провозглашен императором. Будучи людьми опытными, они, по всей видимости, взяли на себя всю подготовку к будущему походу, и в связи с этим возникает предположение, что план наступления созрел у них еще до того, как Вителлий появился на политической сцене – только этим можно объяснить столь стремительное продвижение вителлианцев на юг9.
Действовать предусматривалось по двум направлениям: Валенту предписывалось пройти со своей армией через галльские провинции и затем, преодолев Коттинские Альпы (горный проход в районе Мон-Женэвр), вторгнуться в Италию. Цецина получил приказ двигаться более коротким путем и спуститься в Италию через Пенинский перевал (Большой Сен-Бернар [ibid. I.61]). Таким образом, обе армии, перейдя Альпы и выйдя на равнину, должны были развернуть наступление на Рим.
Фабий Валент взял под свое командование отдельные подразделения нижнегерманской армии и V легион Жаворонка (V Alaudae) в полном составе, всего около 40 тыс. человек. Алиен Цецина вывел из Верхней Германии 30 тыс. человек, включая XXI Стремительный легион (XXI Rapax). И тому, и другому полководцу были выделены вспомогательные отряды германцев (ibid. I.62), что предполагает увеличение численности армий, но их точная численность нам неизвестна. За исключением V и XXI легионов, которые вышли в полных составах, оба корпуса представляли собой соединение крупных частей расквартированных в Германии легионов со вспомогательными силами10. Возможно, отряды имели в своем составе галльских ополченцев, которых рекрутировали в первые дни

- 105 -

выступления (ibid. II.69). Сам же Вителлий оставался в лагерях легионов и производил набор новой армии для того, чтобы позднее двинуться вслед ушедшим войскам (ibid. I.62).
Валент продвигался по территории Белгики, Лугдунской Галлии и Нарбонской Галлии вдоль берегов рек Мозель, Арар и Родан. Его цель заключалась не только в том, чтобы привести армию в Италию, помимо этого он должен был добиться лояльности галльских провинций, даже если бы для этого пришлось применить вооруженную силу, дабы избежать возможных мятежей в тылу (ibid. I.61). Испания, Аквитания, Нарбоннская Галлия и Реция перешли на сторону Вителлия. По пути через вышеназванные провинции Валент присоединил к своему отряду I Италийский (I Italica) легион, ополчения Восточной Галлии вошли в состав его армии, тем самым, усилив ее11. Алиен Цецина, вышедший одновременно с Валентом, столкнулся с некоторым сопротивлением населения – гельветами – и был вынужден затратить на поход больше времени, чем предполагалось. Уже подойдя к Альпам, он узнал, что Силианская конница, которая дислоцировалась в Транспаданской Галлии, присоединилась к Вителлию и передала ему самые укрепленные города области – Медиолан, Новарию, Эпоредию и Верцеллы (ibid. I.70). Таким образом, вся долина Пада оказалась в руках вителлианцев, но, понимая, что эту обширную территорию не удержать конницей, Цецина отправил туда когорты галлов, лузитанов, британцев и отряды германцев с Петрианской кавалерией (ibid. I.70). Сам же он готовился к вторжению в провинцию Норик, прокуратор которой разрушал мосты и стягивал вспомогательные войска, тем самым оказывая пассивное сопротивление противнику. Но, обдумав ситуацию, Цецина решил не раздроблять свои силы и перейти Альпы как можно быстрее. Несмотря на то, что известия о смерти Гальбы и восшествии Отона достигли обеих армий Вителлия, поход прекращать никто не собирался, потому что солдаты находились в состоянии возбуждения, при котором воздействовать на них было опасно, а офицеры были заинтересованы в удачном исходе намеченного плана не меньше самого Вителлия12. Походы Валента и Цецины ознаменовались многочисленными инцидентами с местными племенами, однако к началу марта обе армии перешли через Альпы13.
Гальба, находясь в Риме, не представлял широты движения в Германии, доходившие известия с Рейна не давали точной информации о происходящем14. Но даже если бы он и был осведомлен лучше, что мог предпринять император для того, чтобы собрать силы для отражения опасности? Войскам, сосредоточенным в столице, не было доверия (ibid. I.14), легион VII Сдвоенный (VII Gemina), который был набран им в Испании (Suet. Galba. 10.2), вывели в Паннонию.

- 106 -

Гальба мог надеяться на легионы Испании, Паннонии, Иллирии, Мезии и Востока, но он погиб 15 января, и теперь натиск рейнской армии предстояло сдерживать новому императору Римской империи – Отону. Ставленник преторианской гвардии должен был бороться против оппонента, которого выдвинули германские легионы15.
О своей верности Отону заявили войска, стоявшие на Дунае (Plut. Otho. IV); Веспасиан в Иудее и Муциан в Сирии привели легионы к присяге (Tac. Hist. I.76)16; Египет, Африка и все восточные провинции признали власть Отона. В распоряжении императора было 17 легионов, но расположение этих частей не позволяло ему подтянуть их к Италии в короткие сроки. Вывести армию Веспасиана из Иудеи не было возможности, а вторжение кавалерии роксоланов в Мезию отвлекало часть сил на отражение этого нападения (ibid. I.79). Воинские силы провинции Норик, на которую намеревался напасть Цецина, были укомплектованы только вспомогательными отрядами17 и не смогли бы сдержать вителлианцев. Таким образом, реальную и своевременную помощь принцепсу могли оказать только легионы Паннонии и Далмации (Иллирии) – VII Сдвоенный, XI Клавдиев (XI Claudia), XIII Сдвоенный (XIII Gemina) и XIV Сдвоенный (XIV Gemina). Они дислоцировались в регионах географически близких к Италии и потому могли перекрыть сообщения с северо-востока и первыми закрыть дороги, ведущие на юго-запад от Аквилеи, тем самым не допустив проникновения Цецины; в лучшем случае они даже могли блокировать его армию в Альпах18 и выиграть столь ценное для Отона время для вызова других подкреплений. Но приказа о выдвижении отдано не было, и эти подразделения покинули свои лагеря только в начале марта, когда Цецина уже перешел Альпы.
В течение двух месяцев Отон находился в Риме и до начала марта не предпринимал попыток воспрепятствовать вторжению противника, а подготовка к боевым действиям велась крайне медленно. Принцепс занимался текущими делами империи (ibid. I.77) и стал собираться в поход только после того, когда стало известно о вступлении Цецины в Транспаданскую Галлию. У императора была возможность начать активное противодействие полководцу Вителлия, и Фабий Валент не смог бы помешать этому: его армия не успевала придти на помощь и Цецину могли разбить еще до ее подхода. Но ситуация осложнялась тем, что в распоряжении Отона не было большого количества войск, и помимо занятий государственными делами он был вынужден собирать армию для отпора вителлианцам. Преторианская гвардия насчитывала около 6 тыс. человек, и император полагался в первую очередь на нее. Однако столичные войска были не только недисциплинированны, но и не обладали боевым опытом, поэтому некоторое

- 107 -

время пришлось затратить на их подготовку19. Для участия в боевых действиях были привлечены когорты городской стражи (не имевшие практического военного значения), преторианцы-ветераны, солдаты морской пехоты20, гладиаторы. Кроме того, в Риме стоял I Вспомогательный (I Adiutrix) легион, с приданными ему особыми отрядами морской пехоты (ibid. I.87; II.11). Общая численность армии Отона не превышала 25 тыс. человек21. Предполагалось задействовать Мизенский и Равеннский флоты, имевших в своих составах около 30 тыс. человек (экипажи и абордажные группы)22.
Цецина и Валент были инициативными и опасными противниками, но им противостоял командный состав Отона в лице Светония Паулина, Мария Цельза и Анния Галла, которые обладали большим талантом и опытом в военном деле. Однако к их мнению не всегда прислушивались, что порождало трения в особо важных вопросах (Plut. Otho. VIII). Солдаты не доверяли своим полководцам, люди несведущие в стратегии и тактике вмешивались в планирование боевых действий. Отсутствие единства в лагере императора существенно снижало шансы на победу. У полководцев Вителлия таких проблем не возникало, все зависело от их предприимчивости и умения воздействовать на своих подчиненных, чем они, безусловно, обладали (Tac. Hist. II.20;29). Единственное, что их разделяло – это стремление добиться победы без участия своего союзника.
Большую роль играло численное превосходство Цецины и Валента над войском Отона, и солдаты принцепса считали, что без поддержки дунайских легионов не стоило начинать поход, необходимо было затягивать войну (Suet. Otho. 9)23. Не в пользу Отона сказывалось и “качество” его армии: вителлианцы обладали опытом ведения сражений и, соответственно, были более боеспособны (Plut. Otho. V).
Обдумав все возможные планы кампании, Отон решил выдвинуться к Приморским Альпам, чтобы затем выйти к Нарбоннской Галлии. В начале марта к границам провинции из Рима выступили когорты городской стражи, часть преторианской гвардии, солдаты морской пехоты. Флот обеспечивал поддержку этих сил, курсируя в Лигурийском море (Tac. Hist. I.87; II.14). Возможно, Отон полагал, что Валент приблизится к Италии вдоль побережья, но в таком случае посылка малочисленного отряда не смогла бы остановить вителлианцев, к тому же сомнительно, чтобы полководец Вителлия подставил свой фланг под удар флота, зная о его присутствии в море. Как оказалось, отправка этих сил

- 108 -

привела только к раздроблению армии Отона и реального результата достигнуто не было. Парадокс заключается в том, что в Риме так долго медлили с подготовкой к войне, что, когда наступило время активизации, отонианцы слишком поспешили, хотя на самом деле обстановка требовала более продуманного решения. Экспедицию направили слишком поздно: Валент уже находился в Транспаданской Галлии, для борьбы с противником он выделил отряды кавалерии и вспомогательные когорты. Вителлианцы атаковали пехоту Отона в Приморских Альпах у побережья Лигурийского моря (ibid. II.14; Suet. Otho. 9.2), но из-за тактических просчетов потерпели поражение. Победа осталась за солдатами Отона, но успех не закрепили, вместо наступления войска были отведены на прежние позиции и лишь угрожали провинции возможным нападением. Флот также не предпринимал активных действий. Армия Валента не была ни ослаблена, ни остановлена в своем продвижении.
Альпийские проходы закрыть не удалось (хотя это, очевидно, входило в планы Отона), и Цецина продвигался по территории Транспаданской Галлии. Император рассчитывал на то, что вителлианцев удастся остановить в галльских провинциях; для обороны выбрали линию реки Пад от города Плаценция на восток, обеспечив, таким образом, коммуникации с двигавшимися на помощь принцепсу четырьмя легионами из Паннонии и Иллирии24. Эти части выслали на соединение с основной армией авангард в 8 тыс. человек, основная масса войск должна была прибыть позднее. Легионы Мезии также снялись с лагерей и двинулись к Италии. Война вступала в активную фазу, и противники стремились сосредоточить силы, создавая необходимый для сражений численный перевес. Анний Галл выступил из Рима со значительными силами для занятия долины Пада; сам Отон покинул столицу в середине марта25. Движение Галла, Паулина и Цельза во главе отдельных армий на север без установления единого командования оказалось ошибкой26.
Цецина намеревался перенести войну в Циспаданскую Галлию, для чего необходимо было овладеть Плаценцией, опорным пунктом обороны отонианцев, что позволило бы беспрепятственно переправиться через Пад. Но упорное сопротивление гарнизона не позволило ему захватить город, а оставлять его в тылу не представлялось возможным. Цецина потерпел поражение и был отброшен от Плаценции (Tac. Hist. II.20–23; Suet. Otho. 9.2; Plut. Otho. VI), хотя обладал многократным превосходством. Цецина понес серьезные потери (почти все вспомогательные отряды); кроме того, неудачная осада существенно понизила его авторитет. Отонианцы тем временем стягивали подкрепления, часть их сил отвлекала вителлианцев, совершая набеги на их позиции, заставляя последних совершать ошибки. Большая часть войска Отона расположилась у Бедриака,

- 109 -

маленького города у Постумиевой дороги (Via Postumia, в 22 милях восточнее Кремоны), в месте ее пересечения с дорогой из Вероны, по которой ожидались легионы из Паннонии, Иллирии и Мезии. Их авангард уже соединился с основными силами, и, возможно, армия Отона не очень сильно уступала по численности группировке Цецины27.
Цецина, оправившись от неудачи, решил пойти на военную хитрость, надеясь ложным отступлением заманить отонианцев в засаду. Но об этом плане стало известно в лагере императора. В бою у Locus Castorum военачальник Вителлия вновь потерпел поражение (Tac. Hist. II.24–26; Plut. Otho. VII; Suet. Otho. 9.2). По сообщению Плутарха, вителлианцы могли быть уничтожены полностью, если бы Светоний Паулин, ведший пехоту, подошел к месту сражения раньше и было организовано преследование отступавшего противника (Plut. Otho. VII; Tac. Hist. II.26). Несмотря на то, что замысел Цецины был раскрыт, командующие армией Отона упустили прекрасную возможность для его полного разгрома. Может быть, тактика Паулина и была оправданной, так как он предполагал наличие у вителлианцев резерва, но их полководец совершал в ходе боя ошибки, которых не могли не видеть Цельз и Паулин. Они, однако, не воспользовались этим. Крайняя осторожность командного состава отонианцев в течение всей войны постоянно приводила их к потере стратегической инициативы.
Валент, узнав о неудаче союзника, ускоренным маршем достиг Кремоны, где произошло соединение армий, и общая численность вителлианцев достигла примерно 100 тыс. человек28. Сам же Вителлий с 60 тыс. человек готовился отправиться в поход из Германии29.
В начале апреля в Бедриаке состоялся военный совет, цель которого состояла в принятии решения о дальнейших действиях отонианцев в войне. Паулин, Цельз и Галл высказывались за затягивание борьбы, по крайней мере, до лета, аргументируя это тем, что армия Отона уступает противникам в численном отношении и необходимо дожидаться подкреплений30. Предлагалось блокировать вителлианцев в Транспаданской Галлии, использовав для этого Пад как естественную преграду, удерживать север Циспаданской Галлии при помощи обороны сети укрепленных городов подобно тому, как это происходило под Плаценцией, тем временем подтягивая дунайские и восточные легионы, добиваясь превосходства над армией Вителлия, изнуренной боями и недостатком продовольствия (Tac. Hist. II.32; Plut. Otho. VIII). Но такая стратегия не учитывала возможных действий Цецины и Валента, которые готовились дать сражение противнику.

- 110 -


Отон, не соглашаясь с мнением приближенных, настаивал на том, чтобы армия перешла к активным действиям31. Он полагался на своих солдат, которые после недавних побед рвались в бой, не надеясь сохранить их лояльность если война будет затянута, сам же принцепс, очевидно, не мог больше терпеть обстановки неопределенности и желал скорейшей развязки (Tac. Hist. II.33, 37; Plut. Otho. IX). Император оставил армию у Бедриака и, забрав с собой большой отряд кавалерии и часть преторианской гвардии, отправился в Брикселл, дожидаясь там исхода битвы. Этим действием он ослабил и без того малочисленное войско. Ошибкой Отона было то, что он уклонился от присутствия на поле боя32 и, уехав, не распределил обязанностей командующих. Это привело к тому, что власть над армией взяли в свои руки Прокул, префект претория, и брат Отона Тициан, люди, не имевшие опыта в военном деле. Цельз и Паулин продолжали осуществлять непосредственное командование частями. Лагерь войска был перенесен на 4 мили от Бедриака. По мнению Т. Моммзена и Б. Хендерсона, Отон наметил план окружения Валента и Цецины у Кремоны, для этого армия должна была разорвать их коммуникации и, соединившись с мезийскими легионами, атаковать вителлианцев33. 15 апреля отонианцы двинулись по Постумиевой дороге к месту слияния Адуи и Пада, в 16 милях от лагеря (Tac. Hist. II.40). Цельз и Паулин предупреждали, что изнуренные переходом солдаты могут попасть под удар противника, который может напасть внезапно, пройдя всего 4 мили (ibid. II.40). Комментируя это указание из “Истории” Тацита, Г.С. Кнабе отмечает, что расстояние между Бедриаком, где стояли отонианцы, и Кремоной, под стенами которой находился лагерь вителлианцев, составляло во время Тацита 20 римских миль (29,6 км). Перенеся лагерь на 4 мили от Бедриака, солдаты Отона оказались в 16 милях от Кремоны, а не от устья Адуи, находящегося еще в 7 милях к западу. Вероятно, что устье Адуи было конечной целью всего похода отонианской армии. Поход был рассчитан на несколько дней, и 16 миль предстояло пройти лишь за первый день. Как могли Цельз и Паулин предвидеть, что противник, двинувшись им наперерез, встретится с ними именно в 4 милях от своего лагеря, остается непонятным34. В.А. Гольденберг называет в качестве основной причины провала намеченного плана слишком близкий подход войска к Кремоне и то, что полководцы Отона тем самым выдали движение армии противнику35. Б. Хендерсон считает такой

- 111 -

маневр невежеством со стороны военачальников императора36. Г. Дессау высказывает мысль о том, что Цельз и Паулин намеренно пошли на такой шаг37. Интересен тот факт, что в день сражения в лагерь вителлианцев явились два трибуна преторианской гвардии. Цель этого визита осталась неясной (ibid. II.41), но, возможно, речь здесь идет о каких-то изменнических действиях со стороны командования отонианской армии38.
После того, как армия Отона приблизилась к противнику, началось так называемое первое сражение при Бедриаке39, в 12 милях от города. Цецина и Валент вывели свои войска из лагеря и атаковали отонианцев, которые не успели завершить перестроение из походного порядка. По сообщению Диона Кассия, в битве участвовало по 40 тыс. человек с каждой стороны (Dio Cass. LXIV.3.2)40. Бой развернулся на изрезанной рвами местности, из-за чего происходили разрывы боевой линии, солдаты сражались отдельными группами (ibid. II.42–44; Plut. Otho. XII ). Солдаты императора упорно сопротивлялись, но когда кавалерия вителлианцев опрокинула левый фланг армии Отона и был прорван центр, отонианцы начали отступать, причем преторианцы бежали первыми, даже не вступив в бой41. А.Г. Бокщанин отметил, что сражение было проиграно вследствие сознательно допущенных ошибок военачальников Отона42, которых после боя солдаты обвиняли в предательстве (Tac. Hist. II.44). Тем не менее, полного разгрома не произошло, и воины Отона небольшими отрядами прорывались к Бедриаку, где Анний Галл и Тициан начали готовить город к обороне. Цецина и Валент остановились в миле от лагеря отонианцев, не решаясь на его штурм, что свидетельствует о том, что войско Отона, хоть и разбитое, представляло собой угрозу для вителлианцев. На следующий день, 16 апреля, отонианцы капитулировали, но этому событию предшествовало известие о том, что их лидер покончил с собой.
Узнав о поражении своих войск, Отон решил не продолжать войну43. Плутарх сообщает, что тот не мог выбрать, что предпочтительнее – продолжить борьбу или сдаться (Otho. XV); Светоний говорит о том, что Отону претила междоусобная война (Otho. 10). В его распоряжении была разбитая, но не уничтоженная армия, легионы из Мезии вступили в Аквилею и скоро должны были

- 112 -

прибыть к лагерю, солдаты в Брикселле требовали реванша, но император не хотел нового кровопролития. Т. Моммзен называет Отона трусом, который своим поступком предал не только гвардию, но и всю Италию44. А. Домашевский и Г. Шиллер считают, что самоубийство стало результатом полного равнодушия к жизни и утомления ею45. Б. Хендерсон и Г. Дессау полагают, что принцепс оказался в тупике и что смерть была единственным выходом из него46. М. Грант предположил, что император не выдержал нервного напряжения47. 19 апреля сенат провозгласил Авла Вителлия императором.
Даже если не брать в расчет тактические ошибки, на основании всего вышеизложенного материала можно сделать основной вывод о причинах поражения Отона – оборонительная стратегия не оправдала себя из-за ошибок допущенных при планировании, а наступательная не могла иметь шансов на успех вследствие недостатка сил и активного противодействия численно превосходящего противника. Частные победы отонианцев не оказали существенного влияния на общий ход военных действий, и война была проиграна ими еще до начала боевых столкновений.


ПРИМЕЧАНИЯ

1 Гримм Э. Исследования по истории развития римской императорской власти. СПб., 1901. Т. 2. С. 12.
2 Сергеев В.С. Очерки по истории Древнего Рима. М., 1938. Ч. 2. С. 438; Машкин Н.А. История Древнего Рима. М., 1947. С. 414–417; Ковалев С.И. История Древнего Рима. СПб., 2003. С. 627–630.
3 Бокщанин А.Г. Социальный кризис Римской империи в I веке н. э. М., 1954.
4 Гольденберг В.А. Очерки по истории Римской империи в I веке н. э. Гражданская война 68–69 гг. Харьков, 1958.
5 Подробно об этом см.: Brunt P.A. The Revolt of Vindex and the Fall of Nero // Brunt P.A. Roman Imperial Themes. Oxford, 1990. P. 532–559.
6 Машкин Н.А. Указ. соч. С. 415.
7 К. Каутский называет это действие не политическим актом, а денежной сделкой между Отоном и преторианцами (Каутский К. Происхождение христианства. М., 1990. С. 117).
8 Моммзен Т. История римских императоров. СПб., 2002. С. 200.
9 Грант М. Двенадцать цезарей. М., 1998. С. 193.
10 Stevenson G.H. The Year of the Four Emperors // CAH1. 1989 (repr.). Vol. X. P. 819.
11 Моммзен Т. Указ. соч. С. 201.
12 Chilver G.E.F. The Army in Politics А.D. 68–70 // JRS. 1957. Vol. 47. P. 33.
13 Грант М. Указ. соч. С. 181.
14 Stevenson G.H. Op. cit. P. 817.
15 Штаерман Е.М. Кризис 68–69 гг. и деятельность Веспасиана // ВДИ. 1951. № 3. С. 168.
16 См.: BCH. 1897. Vol. XXI. P. 47. № 29.
17 Ле Боэк Я. Римская армия эпохи ранней империи. М., 2001. С. 257.
18 Stevenson G.H. Op. cit. P. 819–820; Моммзен Т. Указ. соч. С. 202.
19 Грант М. Указ. соч. С. 186.
20 Это были солдаты, которых Нерон в 68 г. набрал из экипажей Мизенского флота для Восточного похода (Tac. Hist. I.6).
21 Stevenson G.H. Op. cit. P. 820; Гольденберг В.А. Указ. соч. С. 79. Неизвестно, были ли включены в ее состав отряды паннонской, иллирийской и германской армий, которые находились в Риме во время переворота Отона (Tac. Hist. I.6; 31).
22 Ле Боэк Я. Указ. соч. С. 48.
23 Stevenson G.H. Op. cit. P. 820; Гольденберг В.А. Указ. соч. С. 78–79.
24 Гольденберг В.А. Указ. соч. С. 79.
25 Покинуть Рим раньше не позволил разлив Тибра (Suet. Otho. 8.3).
26 Грант М. Указ. соч. С. 186.
27 Stevenson G.H. Op. cit. P. 822.
28 Ibidem.
29 Грант М. Указ. соч. С. 194.
30 Предположительно, к Бедриаку уже прибыли XI Клавдиев и XIII Сдвоенный легионы. XIV Сдвоенный ожидался через несколько дней, мезийские части – несколько позже (Tac. Hist. II.46).
31 Зелинский Ф.Ф. Римская империя. СПб., 2000. С. 201.
32 Этого требовали солдаты его армии (Tac. Hist. II.39). Дион Кассий сообщает, что Отон не хотел быть свидетелем гибели сограждан (Dio Cass. LXIV.3.2).
33 Mommsen Th. Die zwei Schlachten von Betriacum im Jahre 69 n. Chr. // Mommsen Th. Gesammelte Schriften. B., 1905. Bd. IV. S. 354, 359; Henderson B.W. Civil War and Rebellion in Roman Empire. London, 1908. P. 100–107, 110–112.
34 Корнелий Тацит. Сочинения: В 2-х томах / Издание подгот. Г.С. Кнабе, И.М. Тронский, А.С. Бобович, Е.П. Ореханова. СПб., 1993. Т. 2. С. 651. № 48.
35 Гольденберг В.А. Указ. соч. С. 79–80.
36 Henderson B.W. Op. cit. P. 115.
37 Dessau H. Geschichte der römischen Kaiserzeit. Berlin, 1926. Bd. 2. S. 328.
38 После битвы при Бедриаке Паулин и Прокул признались в измене, но сделали это, очевидно, под давлением Вителлия, не указав мотивацию своих действий (Tac. Hist. II.60).
39 Второе сражение при Бедриаке состоялось в конце октября 69 г. между армиями Вителлия и Веспасиана; в нем вителлианцы потерпели поражение.
40 Вероятно, Цецина и Валент не ввели в бой все силы, оставив половину войск в резерве.
41 См.: Stevenson G.H. Op. cit. P. 824.
42 Бокщанин А.Г. Указ. соч. С. 217.
43 Видимо, по мнению современников, борьба могла бы еще продолжаться. Во всяком случае, Марциал мимоходом замечает: Forsitan et posset vincere mollis Otho (“Мог бы, пожалуй, еще слабый Отон победить” [Mart. Epigr. VI.32.2, пер. Ф.А. Петровского]).
44 Моммзен Т. Указ. соч. С. 203.
45 Domaszewski A. Geschichte der römischen Kaiser. Leipzig, 1909. Bd. 2. S. 96; Schiller H. Geschichte der römischen Kaiserzeit. Gotha, 1883. Bd. 1. S. 378.
46 Henderson B.W. Op. cit. P. 126; Dessau H. Op. cit. S. 332.
47 Грант М. Указ. соч. С. 188.

Hosted by uCoz